Роман Владыкин о фильме «Иерей Сан» и работе с Охлобыстиным

Накануне премьеры сценарист рассказал о кухне фильма, который может стать культовым
Автор: Бормотова Екатерина Корреспондент

В последнее время Нижегородская область все чаще и чаще светится в киноновостях. Нижний стал если не любимой, то, как минимум, одной из популярных ныне площадок у московских кинематографистов, да и местные проявляют все больше и больше активности, как в родном городе, так и за его пределами. Буквально на днях - 26 ноября - на большие экраны выйдет фильм «Иерей-Сан», авторами сценария которого выступили Иван Охлобыстин и нижегородец Роман Владыкин.

Накануне всероссийской премьеры мы встретились с Романом и поговорили о новом фильме, чудесах на площадке и особенностях работы сценариста.

- Роман, фильм «Иерей Сан» - это первый ваш полнометражный проект, который выходит на экраны?

- Да, это первый полный метр, но экранизированный проект - третий. Ранее был интересный сериал, в котором я принимал участие, - «Дело Батагами» на канале «Россия 2», на том же канале выходил фильм, который я могу назвать своим, потому что выдумал его и был креативным продюсером - «Третий поединок». Очень интересный, на мой взгляд, получился мини-сериал.

- «Иерей Сан» отличается от того, с чем приходилось работать раньше?
 
- «Иерей Сан» - проект очень серьезный, очень сложный. В нем сочетается несочетаемое: эстетика православная и эстетика японских банд якудза, бетонный Токио и наша русская глубинка с разрушенными церквями, разрушенными человеческими жизнями... Казалось бы, как это можно совместить? И таким связующим звеном, мостиком стал замечательный американский актер японского происхождения Кэри-Хироюки Тагава, известный нам как Шанг Цзун из «Mortal Kombat», а также по многим другим фильмам. Потрясающий актер, потрясающий человек.

- Некоторое время назад появилась информация, что после съемок в этом фильме актер действительно принял православие…

- Да, он принял православие под именем Пантелеймон, крестился в храме на Большой Ордынке. Знаете, Кэри-Хироюки Тагава не просто актер, он очень неординарная личность во всех отношениях, и он с самого начала очень серьезно отнесся к этому приглашению. У него огромное количество ролей в Голливуде, но эта была практически первая главная и положительная сразу. Для него это был переворот, эта роль стала частью его, человек действительно очень проникся.  Так сильно на него подействовало все, что происходило на площадке, что да, он осознанно пришел к тому, чтобы принять православие.
Вообще, в ходе работы над фильмом очень много удивительных вещей происходило, аналогий каких-то фантастических, практически чудес. Например, по сюжету у нас был некий колокол, который нашли в лесу. Съемки были в Скнятиново, под Ростовом, и местные жители стали нас спрашивать: откуда вы знаете про колокол? А мы не знали, этот образ просто пришел к нам еще на первоначальном этапе работы. И оказалось, что в этом селе была реальная история, когда у них действительно сняли колокол в церкви и повезли его на металлолом, но повозка с колоколом пропала где-то в болотах. А мы, получается, его кинематографически нашли и вернули на место.
Еще пример: есть у нас в фильме персонаж добрый, позитивный, ребенок ребенком, но при этом он обладает богатырской силой. Местные рассказывали, что раньше там действительно жила девушка - один в один наш Макарка, только другого пола. Еще одно совпадение: у нас по сюжету деревня находится на месторождении красной глины. Что вы думаете? Рядом с деревней - огромный разработанный карьер красной глины. А ведь когда эта локация искалась - никто и понятия не имел ни о колоколе, ни о глине, ни о девушке.
Да что там, даже у меня как у сценариста… Я очень давно болею за футбольный клуб «Селтик» и много лет назад на холодильник приклеил маленькую фотографию игрока Сюнсуке Накамура. Сколько лет висит он у меня висит на холодильничке, мы каждый день глазами встречаемся, а тут я читаю синопсис Охлобыстина, а там фамилия главного героя - Накамура. Правда, я очень удивлен был. Нет, понятно, что это мелочь, может, маразм даже, но это ведь правда.

- Что еще особенного и, может быть, необычного для отечественного кино в этом проекте?

- У нас получилась мощнейшая экшн-драма, с очень захватывающей драматургией, с очень сильными съемками, с двумя такими параллельными реальностями. Зритель вместе с героем из одной реальности переходит в другую, вместе пребывает в состоянии войны за землю, за душу, за людей, и, в конце концов, побеждает.
На самом деле фильм несет очень мощный позитивный заряд, он говорит о том, что сила человека в силе духа, в силе прощения. В последнее время у кинематографистов модно уходить в такое упадничество, социальные драмы. Человек смотрит и думает: как же все плохо! Не знаю, может быть, это делается для того, чтобы человек посмотрел и подумал «моя жизнь еще ничего, тут вот кому-то еще хуже»? Это просто неправильно, на мой взгляд - неправильно. Нужно показывать историю силы духа, человека, который преодолевает препятствия и добивается своего, становится примером для зрителя. А не так, чтобы зритель сидел и думал: у них все плохо, у меня все плохо, но у них хуже, чем у меня, поэтому мне немножечко спокойно.

- Над сценарием вы работали совместно с Иваном Охлобыстиным. Понравилось вам работать в такой связке, были ли какие-то сложности, особенности?

- Это не первый наш совместный проект, ранее был фильм «Вершители» (он  пока лежит на полке), один сериал и вот «Иерей Сан». Начат он был еще три года назад - осенью 2012 года. По изначальному замыслу формат был совершенно другой, но потом пришла продюсер Любовь Калинская - человек безумной энергии и трудолюбия - благодаря ее силе, мощи мы пошли вперед, и действительно в 2013 году летом проект был практически снят. Потом еще потребовалось время на доработку, конечно.
Что касается Охлобыстина - в жизни он примерно такой же, как на экране - громкий, импульсивный, очень интересный, незаурядный, он очень интеллектуально развит. Это яркий представитель современного общества, и то, что он известен и популярен, - это абсолютно закономерно.

- Совместная работа с Охлобыстиным - это в определенной степени признание. Но вы ведь не так давно в кино?

- Первый раз я сел за свой сценарий в 2010 году - просто сел, совершенно не зная с чего начать, как писать, в какой форме вообще, что… До этого я занимался журналистикой, глянцевыми изданиями, как-то через знакомых мной заинтересовался Никита Сергеевич Михалков, которому нужен был некий проект, посвященный премьере фильма «Утомленные солнцем 2». Мы с товарищем сделали его, Михалкову понравилось, стали работать дальше.
Для меня кино всегда было недоступной мечтой - у меня же нет профильного образования, я ВГИК не оканчивал и понятия не имею, как вообще можно попасть в кино, ничего не зная об этом, не занимаясь этим раньше. Но, общаясь с разными людьми многоплановыми - актерами, режиссерами, - я понял одну вещь: и в российском, и в мировом кино на самом деле огромный дефицит историй. Так получилось, что в современном кино много режиссеров, много актеров, но мало историй и сценаристов. И я решил попробовать.

- И что, так сразу получилось?

- Нет, со временем. Работать нужно много, но при этом глупо делать из себя творческого мученика. Знаете, сколько я проектов сделал? Кучу. Тут нужна какая-то производительность. И всегда нужно быть готовым к тому, что вот ты пишешь проект и веришь, что он гениальный. А на него смотрят и говорят: ну да, нормально. Так у меня было с моим первым сценарием: я был окрылен, я ходил, я жил только им, что бы я ни делал - я думал только об этом. И тогда мне все это казалось гениальным. Сейчас смешно, конечно.
Но даже если что-то получается - в нашем деле главное не останавливаться, не пожинать плоды, а продвигаться дальше, поэтому и сейчас планов громадье. Сценаристы не должны останавливаться, точнее, не могут просто - сознание по-другому работает. Даже если ты куда-то уехал отдыхать, сидишь в ресторане - у тебя все равно на каком-то бэкграунде мысль бурлит.  

- Раз остановиться не получается, значит, вы и сейчас над чем-то работаете. Над чем, если не секрет?

- Сейчас я работаю над крупным международным проектом, детали которого пока не могу разглашать. Кроме того, уже достаточно давно я чувствую в себе силы уйти в свободное плавание, потому что сценарист, как ни крути, фигура очень зависимая от продюсеров, от режиссера. Со всеми вытекающими последствиями. Когда же ты сам продюсируешь, сам полностью отвечаешь за все этапы от начала до конца - это гораздо интересней. Сейчас я планирую делать масштабный проект в Нижнем Новгороде.
Нижний развивается, здесь становится модно снимать, появляются ребята, которые занимаются развитием инфраструктуры. Я думаю, что пройдет пару лет, и здесь даже появятся студии, павильоны, потому что это востребовано: даже в кризис люди снимают кино, а Москва - очень дорогой город. Кроме того, в Нижнем очень много интересных незаезженных локаций: исторических, современных, природных. 

Фото: кадры из трейлера к фильму "Иерей Сан"

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажми Ctrl+Enter

Обсуждения (3)
Аватар пользователя Гость

Приятно почитать интервью с умным и интересным человеком

Аватар пользователя Ольга

Удачи вам, Роман. Приятно иметь таких земляков

Аватар пользователя Иван

Русские нормально не снимают

Добавить комментарий

Изображение
Максимальный размер файла: 2 МБ.
Разрешённые типы файлов: png gif jpg jpeg.
Изображение должно быть меньше 1200x1200 пикселей.
Другие новости автора: Бормотова Екатерина

Последние новостиПерейти в раздел

Ближайшие событияПерейти в раздел

Комедия Уильяма Шекспира "Бесплодные усилия любви" на сцене театра драмы
12.12.2017
Режиссура, сценография и музыкальное оформление – Валерий Саркисов (г...
Комедия "Ключ для двоих"
13.12.2017
Режиссёр-постановщик и музыкальное оформление - Роман Самгин (г....

Городские жалобыПерейти в раздел