Анатолий Вассерман рассказал, каким видит мир через полвека

О будущем США, рубля и Украины
Автор: Artyom Komarov Городской журналист

Пятничный вечер, гостиница «Волна» в Нижнем Новгороде, конференц-зал. Один из светлейших умов современности - Анатолий Вассерман  - смотрит на часы. До его лекции, в которой он собирается рассказать о том, каким видит мир через 50 лет, остается еще 17 минут.

– Время до начала еще есть, - говорит Вассерман. – Я тогда пока еще немного почитаю. Надо же когда-то хоть немного отдыхать.

Он берет в руки книгу и утыкается в нее. Иногда поднимает глаза, что-то шутит (оказывается, телефон на патформе Android невозможно потерять, потому что он всегда возле розетки) и снова опускает взгляд в книгу.

На многократном победителе всевозможных интеллектуальных игр красуется пояс с таким арсеналом, что позавидует любой скалолаз, а в углу на спинке стула висит легендарный жилет с еще большим количеством амуниции. Среди прочего – значки военно-морского флота СССР и, как ни странно, «United States Navy» («Флот США»). Это еще больше контрастирует с тем, что вы сейчас прочитаете.

Ниже – представления Анатолия Вассермана о том, что будет с миром и с нами через полвека. Предсказывать на такой срок и сложно, и легко одновременно: с одной стороны, кто знает, что может случиться за такой большой промежуток времени, а с другой, многие из нас – те, кто при удачном раскладе застанет 2066-й год – просто не вспомнят не то что мысли Вассермана, но и его самого.

Лично у меня сложилось впечатление, что у Анатолия – потрясающая способность запоминать, он помнит буквально все, о чем когда-либо читал. Но провести свои параллели и выработать свою собственную точку зрения, обладая таким количеством фактов, ему сложно. Отсюда и двойственность суждений, и противоречия (когда нужно, Вассерман ссылается на Николая Старикова и его программу национализации рубля, а когда не нужно, его же идеи опровергает, как было с отношением к большевистской революции). Забегая вперед, скажу, что я не согласен и с половиной из того, что процитировал, особенно с позицией по Украине. Но вот что думает великий ум о мире через полвека.

 

О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Главное, чем будут заниматься люди в будущем, это придумывание чего-то нового – новых способов производства, новых элементов производства, новых научных исследований, в т.ч. и по запросам производства. На мой взгляд, одним из худших последствий наших так называемых экономических реформ является уничтожение прикладной науки с системой перевода запроса практики на язык науки и ответов науки на язык практики. Это придется воссоздавать в обозримом будущем практически с нуля.

Вот, во-первых, разработка нового. Во-вторых, сопоставление разных вариантов развития. Даже если мы знаем, какая цель наилучшая для общества в его нынешнем состоянии, имеет смысл задавать вопросы о том, не появится ли новая цель, если мы изменим состояние общества. Цель должна быть в глобальном смысле лучше. Работа политиков должна будет заключаться в поиске и сравнении различных вариантов устройства общества и, соответственно, различных целей, порождаемых таким устройством. Я могу сказать только то, что, скорее всего, одной из важнейших частей этой глобальной цели будет самосовершествование и саморазвитие каждой личности.

 

О ЛИБЕРАЛИЗМЕ

В будущем будет социализм. Но до него еще надо дожить. Пока техническая возможность социализма еще не достигнута, и, более того, пока что значительная часть лиц, принимающих решения, еще не знает о такой возможности. Поэтому они и ведут себя так, как будто рынок – это на веки веков.

Могу сказать, что, во-первых, при той экономической теории, которую сейчас исповедает экономический блок правительства Российской Федерации, заметные и резкие изменения к лучшему невозможны. Не помню, кто из американских политиков сказал, что есть два вида экономики: один, который вы стараетесь построить у себя, и другой, который вы хотите видеть у ваших конкурентов. Так вот, либеральная религия, исповедующая неограниченность свободы личности безо всякой оглядки на общество, несомненно, относится именно ко второй категории. Она очень соблазнительна, знаю по личному печальному опыту. Сам 15 лет ее правоверно исповедывал. Многие мои публикации тех лет мне сейчас самому тычут в лицо мои оппоненты, говоря, что вот же я когда-то говорил прямо противоположное. Я обычно отвечаю им фразой, которую сказал Абрахам Линкольн. Когда его уличили в таком изменении взглядов, он ответил: «В президентскую присягу не входит обязательство не умнеть».

Для обеспечения свободы личности необходимо устойчивое и поэтому быстро развивающееся общество. Известно, что разделение труда повышает его производительность, что каждый из нас, живя в социуме, может создать для общества и получить от него несравненно больше, чем мог бы произвести и получить в одиночку. Но налаживание разделения труда требует устойчивости общества. Грубо говоря, вы должны быть уверены хотя бы в том, что налаженная вами цепочка разделения труда проработает достаточно долго, чтобы окупить все затраты на ее формирование. И уже поэтому в неустойчивом обществе неизменно падает среднее благосостояние личности. Именно среднее, потому что понятно, что чем мутнее вода, тем крупнее рыбу можно из нее выловить. Но зато рыб этих становится существенно меньше, и на всех уже никак не хватает.

Точно так же и для проявления всевозможных демократических свобод нужно очень устойчивое и очень сильное общество. В противном случае получится так, как сказано в начале фильма «Красная площадь»: «Права-то у вас шаляпинские: у кого глотка громче, тот и прав». Поэтому либеральная теория в современном понимании оказывается разрушительной и для общества, и для личности.

 

О РУБЛЕ

Мне довольно часто задают вопросы о нашей национальной валюте. Что я могу сказать… В рамках тех воззрений, которых придерживаются люди из экономического блока нашего правительства, рубль будет падать, причем очень неравномерно. Почему так? Во-первых, по Вашингтонскому консенсусу, десяти заповедям либеральной экономики, эмиссия нацвалюты должна быть обеспечена золото-валютными резервами. Что это на практике значит: деньги обеспечены не всем объемом товаров и услуг, производимых в стране, а только разницей между экспортом и импортом. Понятно, что и экспорт, и импорт в более-менее благополучной стране существенно меньше собственного производства, и также понятно, что разница между ними вообще ничтожно мала по сравнению с собственным производством. Это означит, что эта разница колеблется несравненно сильнее, чем производство в целом. Но если мы определяем курс валюты на основе разницы экспорта и импорта, то ее колебания сказываются уже и на внутреннем производстве, на внутреннем хозяйстве. За последние пару лет курс рубля упал примерно вдвое, хотя при этом валовый внутренний продукт сократился буквально на несколько процентов. Причем сократился в основном как раз от последствий падения курса рубля. Из этого видно, насколько опасно привязывать свою валюту к внешним источникам.

Но, в то же время, если мы добьемся того, что называется национализацией рубля, когда эмиссия рубля привязана ко всему валовому внутреннему продукту РФ, но при этом не подменяя основы экономической теории в целом, то мы добьемся только того, что министерство финансов придумает очередные способы стерилизации денежной массы. То есть, недопущение уже имеющихся денег на внутренний рынок страны.

Нужно искать специалистов, не зараженных либеральной религией, чтобы заменить весь аппарат экономического блока правительства. К сожалению, еще в прошлом тысячелетии все такие специалисты из этого аппарата были изгнаны просто потому, что международный валютный фонд и всемирный банк требуют от стран, которым ссужают деньги, соблюдения Вашингтонского консенсуса, десяти заповедей либеральной экономики. Пока мы сидели на международной валютной игле, все, кто был в состоянии усомниться в этом консенсусе, либо сами ушли, либо их ушли.

Но смена всего аппарата – это сложно, и дело не только в том, что нужно найти таких людей в нужном количестве. Полная замена аппарата означает, что всем звеньям организации надо будет заново притираться друг к другу, то есть, на протяжении по крайней мере полугода-года будет очень резкий провал в государственном управлении даже по сравнению с нынешним уровнем – тоже, мягко говоря, далеко не идеальным. Поэтому, с одной стороны, понятно, что пойти на такое можно только тогда, когда жареный петух клюнет. Другое дело, что петух этот уже довольно бойко над всеми нами летает.

 

О ВЕЛИКИХ ДЕРЖАВАХ

США очень скоро утратят все основания претендовать на свою исключительную роль. Каким именно образом это случится, затрудняюсь сказать. Тут возможны несколько вариантов событий. Но конечный результат для меня несомненен. Почему? Если интересно, загуглите фразу «гней гнеевич помпей по прозвищу магн», поисковик выдаст вам мою статью. Я там подробно все изложил.

В русской цивилизации, по меньшей мере с 1480 года, когда Иван III оформил уже не только политическую, но и юридическую независимость Руси от остатков большой восточной империи, принято считать, что великая держава – это та, которой никто не может ничего приказать. Можно договариваться, можно попросить, но приказать не получится. А в англо-саксонской цивилизации с очень давних пор установилось – а на рубеже 1950-60-хх годов даже официально закреплено в нескольких директивах Совета национальной безопасности США – другое понимание: сверхдержава – это та, которая может любому приказать, и он ее послушается.

Поэтому любой, кто не хочет, чтобы ему приказывали, оказывается естественным противником Америки и естественным союзником Российской Федерации. Я не знаю, в каких именно формах это сработает, но то, что сработает, то, что США окажутся либо вынужденными отказаться от своего понимания великой державы, либо будут полностью изолированы от всего мира, у меня сомнений не вызывает. Причем, насколько я могу судить, это произойдет задолго до середины 20-х годов этого века.

У меня есть ощущение, что сейчас Америка пустилась во все тяжкие не только по естественным для англо-саксонских цивилизаций причинам вроде почитания людьми только себя любимых и готовности врать каждый раз, когда это кажется выгодным, но и просто от безысходности, от того, что они не видят других способов сохранить собственное благополучие.

Впрочем, думаю, что в ближайшие полвека большой войны с применением иных, нежели журналисты, средств массового поражения, не случится.


О РЕЛИГИИ

Я атеист. Причем не просто атеист, а такой, который в своих работах доказывает ненужность божьего бытия. Но, несмотря на это, к религии как к общественному институту я отношусь с большим уважением. Она подкрепляет принятые в обществе нормы поведения ссылками на высший авторитет, чтобы неповадно было нарушать их без особых оснований.

Правда, у этого есть побочный эффект, который в истории очень хорошо изучен. При революциях, когда изменения общества назрели и жизненно необходимы, религия оказывается одной из первых жертв. У нас сейчас муссируется очень много красочных рассказов о том, как злые большевики убивали священников и сжигали монастыри, но при этом умалчивают, что уже на следующий день после того Февральского государственного переворота отменили обязательное посещение богослужений в вооруженных силах, на богослужение стал ходить примерно один военнослужащий из десяти. Молчат и о том, что еще задолго до революции накопился колоссальный объем фольклора, мягко говоря, неодобрительно относящегося к религии и ее служителям. За пять лет, например, Великой французской революции в пересчете на душу населения было уничтожено священнослужителей, монахов, церквей, монастырей в несколько раз больше, чем в России. Понятно, что русская цивилизация самая гуманная. Почему это так, рассказывать не буду, можно найти мою статью на сайте «Однако» под названием «Наша сила в том, что нас мало».

Но это все именно потому, что изменения в обществе назрели, а религия пыталась уговорить, что ничего нельзя менять. Религия защищает стабильность общества. Я очень уважительно отношусь к этой стабилизирующей роли. Развитие возможно только на столетней основе. Чтобы двигаться вверх, надо иметь прочную точку опоры.

Полагаю, что религия сохранится в любом обозримом будущем, потому что вряд ли когда-нибудь переведутся сомневающиеся в своей способности соблюдать общепринятые правила без ссылки на высший авторитет.

ОБ УКРАИНЕ

В середине прошлого года в своем «Живом журнале» я опубликовал короткую заметку под названием «Выписка из англоязычной Википедии по состоянию на 30 июня 2016 года». Там было сказано вот о чем. Река Збруч отделяет Украину от Галичины, Галичина – это восточный склон Карпат. Полтора века назад, по стечению ряда исторических обстоятельств, именно этот регион был избран в качестве полигона отработки методов психологической хирургии, направленной на превращение русских в антирусских. К сожалению, эти методы оказались весьма успешны, концентрация антирусских там гораздо больше, чем в любом другом месте. Западный же склон Карпат, отделенный рекой Тисой, населен русскими по меньшей мере с VIII века.

Когда я это писал, я полагал, что переговоры по трансатлантическому торгово-инвестиционному протоколу закончатся уже в 2015-м году. Поскольку именно опасение подтолкнуть Европейский Союз к принятию этого договора вынуждает Российскую Федерацию сдерживаться от многих весьма полезных шагов, включая замену нынешнего экономического блока правительства на вменяемый и прекращение сдерживания донбасских ополченцев. И многое другое!

К сожалению, эти переговоры сильно затянулись, потому что очень многие в Западной Европе активно сопротивляются этому способу превращения ЕС в подножный корм Соединенных государств Америки. Эти переговоры переведены сейчас из публичной плоскости в закрытые бюрократические разборки и тянутся по сей день. Но, как только они закончатся, немедленно будет достигнут указанный мною ранее во многих статьях конечный результат. И того, что я говорил про Америку, это касается напрямую.

В принципе, я бы, конечно, не имел ничего против существования трех русских государств. В конце концов, у немцев сейчас два государства, а до недавнего времени было даже три: ГДР, ФРГ и Австрийская Республика. У англичан сейчас пять государств, а у арабов вообще двадцать два. Беда только в том, что Украина изначально проектировалась как государство антирусское, и украинский национальный миф сочинен таким образом, что человек, желающий соответствовать этому мифу, становится опасен для себя и всех окружающих.

Русский, чтобы стать украинцем, должен убить русского сперва в себе, а потом, по возможности, и вокруг себя. Именно потому, что большинство граждан Украины по родному языку и по культуре русские, украинское руководство может оставаться независимым, только провоцируя конфликты Украины против остальной России. Против ос-таль-ной России.

Во всяком случае, после переворота на Украине и с учетом опыта последовавшей террористической операции Киева против русского меньшинства граждан Украины, я уже не в состоянии придумать какую бы то ни было возможность дальнейшего самостоятельного существования Украины.

16+

Мнение автора может не совпадать с позицией портала «Открытый Нижний»

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажми Ctrl+Enter

Обсуждения (2)
Аватар пользователя Лара Крафт

Онотоле уже не торт не торт

Аватар пользователя Васька

Как автор вообще это выдержал и не дал ему леща??

Добавить комментарий

Изображение
Максимальный размер файла: 2 МБ.
Разрешённые типы файлов: png gif jpg jpeg.
Изображение должно быть меньше 1200x1200 пикселей.
Другие новости автора: Artyom Komarov

Последние новостиПерейти в раздел

Ближайшие событияПерейти в раздел

Комедия Уильяма Шекспира "Бесплодные усилия любви" на сцене театра драмы
12.12.2017
Режиссура, сценография и музыкальное оформление – Валерий Саркисов (г...
Комедия "Ключ для двоих"
13.12.2017
Режиссёр-постановщик и музыкальное оформление - Роман Самгин (г....

Городские жалобыПерейти в раздел