Пропал человек: почему каждый год 300 нижегородцев исчезают бесследно

Откровенный разговор с координатором отряда "Волонтер" о работе полиции, спасателей и администрации
Автор: Калякина Нина городской блогер

Ежегодно в Нижегородской области исчезают 2500 - 3000 человек, примерно 300 из них не могут найти ни живыми, ни мертвыми - они пропадают бесследно. Но самое страшное, что даже те, кто добровольно занимается поиском людей, искренне признаются в своем бессилии и абсолютном непонимании со стороны МЧС, МВД и правительства. «Открытый Нижний» пообщался с руководителем поисково-спасательного отряда «Волонтер» Сергеем Шухриным и узнал, почему вас никто не найдет, если на помощь не придут добровольцы.

Ежедневные сообщения об очередных поисках, просьбы распространить информацию или найти свидетелей - мы видим это постоянно и уже начинает казаться, что люди пропадают все чаще и чаще. Однако статистика показывает, что показатели остаются неизменными. Просто в Нижнем Новгороде появилась специальная группа волонтеров, которые говорят о проблемах и пытаются исправить ситуацию. Бесплатное, добровольное приживается обычно не столь успешно, но у них получилось, правда, не все:

- Примерно шесть лет назад мы начали работать нашим отрядом. Каждый по-разному пришел сюда: кто-то сам столкнулся с потерей родственников, кому-то не дает покоя обостренное чувство справедливости. В основном это те люди, которые имеют свободный график: домохозяйки, предприниматели, пенсионеры, студенты. Но есть и такие, кто целый день работает, а в ночь отправляется на поиски. Честно скажу, среди волонтеров «нормальных» нет. Это люди, которые переживают за других больше, чем за себя, те, у кого богатое воображение и они могут представить, как чувствует себя, например, одинокий ребенок в лесу, и слышат, как он зовет маму, - рассказывает Сергей. - А еще волонтеры выгорают. И нам постоянно не хватает людей. Когда мы искали добровольцев впервые, откликнулось более 600 человек, но активными, так сказать, действующими можно назвать только 115 участников. Однако и из этого числа на конкретные поиски могут приехать только 10, 20, а максимум 30 добровольцев.

И здесь, кстати, как с репостами в социальных сетях. Активнее ищут маленьких детей или симпатичных молодых девушек, а за пенсионерами, например, в итоге вообще может никто не собраться:

- В прошлом году в Нижегородских лесах пропали без вести 10 человек. Их не нашли просто потому, что никто не поехал на поиски, - рассказывает Сергей.

И вроде как не волонтерами едиными, есть же служба МЧС, полиция, в конце концов? Оказывается, что спасти нас могут зачастую только простые люди, которые добровольно откликнулись на призыв о помощи:

- Когда мы создавали отряд, мы честно отправились за помощью в правительство области. Было проведено много совещаний, все понимают важность нашей работы, но максимум, чего мы добились, - это составление единого регламента по взаимодействию со службами. Честно говоря, это мертвый документ, который не работает. Он составлен министерством внутренней политики и абсолютно непригоден для реальности, - объясняет Шухрин.

Выяснилось, что даже сотрудники таких ведомств, как МВД или МЧС, зачастую не обладают нужными знаниями, навыками и технологиями, которые могли бы быть эффективными при поисках людей. Например, если пропал человек в районном центре и вы обратились в полицию, то алгоритм действий простой: составление протокола, выезд на место последнего нахождения человека и, собственно, все. Человеческих ресурсов в полиции обычно нет и максимум, что они могут, - это отправлять различные запросы с ориентировками.

- Хотя намного полезнее было бы просто осмотреть ближайшие гаражи. Но нет! А еще они удивляются нашим gps-навигаторам и спутниковым картам, - комментирует Шухрин. - Единственный резонансный случай, когда мальчики пропали из санатория «Ройка». Тогда в течение двух недель местность прочесывали 70 человек из МЧС, то же самое касается полиции. Также приезжали солдаты, у командиров которых даже не было элементарной рации, и они просто орали, отдавая приказы. Вся эта несобранность принесла, к сожалению, мало пользы.

Кстати, еще в каждом районе есть ЕДДС (единая дежурно-диспетчерская служба), которая находится под управлением правительства области, и да, финансируется из бюджета. Но все также бесполезна. 

- Вы звоните в «112» и попадаете на то отделение, которое относится к вашему району. Впрочем, даже это уже радует. Основная проблема в том, что у них нет инструкции и алгоритма действий. Например, на прошлой неделе в семеновском лесу заблудилась женщина, она сама позвонила в «112», и ее звонок перенаправили главе администрации, тот в течение двух суток давал ориентировки женщине, пока у нее окончательно не сел телефон. Слава богу, что на третий день она сама вышла из леса, - рассказывает Сергей.

Удивительно, что проблема плохого взаимодействия касается и учреждений здравоохранения. Зачастую человека, которого в течение двух недель ищут по всему городу, находят в больнице. Казалось бы, медики должны передать данные о пациенте, который ничего о себе сказать не может, в полицию сразу, но на деле все зависит от конкретного человеческого фактора:

- Забыли сообщить или просто не получали таких инструкций. То же самое касается вытрезвителей или если кто-либо был задержан полицией. Если бы этот вопрос был четко оговорен, то можно было бы сэкономить много времени, - замечает координатор волонтеров. - Вообще у нас есть около 40 задач, при реализации которых поиски упростились бы в разы. Например, можно договориться со всеми торговыми центрами Нижнего, чтобы они объявляли ориентировки детей - «бегунки» зачастую прячутся именно в таких местах. Такая же ситуация с автозаправками. Однако у них разные собственники, и проговорить все нюансы со всеми просто нереально. На мой взгляд, этот вопрос должен решаться на правительственном уровне.

Работа волонтеров трудная, неоплачиваемая. Люди выезжают на поиски на собственных автомобилях, убивают их на русском бездорожье, на собственные средства закупают технику:

- Мы сделали все возможное, но государство нам уже в третий раз не может выделить денег на отрядный автомобиль, поэтому мы решили обратится ко всем неравнодушным людям с помощью интернета, - объясняет Сергей. - В наших группах в социальных сетях есть информация о сборе, в котором могут принять участие все желающие. Мы благодарны нижегородцам за любую помощь.

Также любой может присоединиться к отряду и стать его частью. Здесь никто не пытается соревноваться с людьми с погонами, все хотят одного - спасти себя, близких и абсолютно незнакомых людей от неминуемой гибели:

- Радостно, когда спасаешь живого человека. Даже более-менее спокойно относишься к тому, что обнаруживаешь человека мертвым. Но хуже всего, когда человек пропадает без вести. Просто потому, что ты бессилен и у тебя не хватает людей, чтобы выезжать на поиски всех исчезнувших. Наше дело - это и самооборона тоже, никто не спасет нас, кроме нас самих, и мы хотим, чтобы люди это понимали.

Фото: группа ПОИСКОВО-СПАСАТЕЛЬНЫЙ ОТРЯД ВОЛОНТЕР

6+

Мнение автора может не совпадать с позицией портала «Открытый Нижний»

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажми Ctrl+Enter

Обсуждения (1)
Аватар пользователя Леший

Сергей молодец. Часто так всё и происходит. Бардака везде хватает.

Добавить комментарий

Изображение
Максимальный размер файла: 2 МБ.
Разрешённые типы файлов: png gif jpg jpeg.
Изображение должно быть меньше 1200x1200 пикселей.
Другие новости автора: Калякина Нина

Последние новостиПерейти в раздел

Ближайшие событияПерейти в раздел

Рок-опера "Птица Феникс"
19.12.2017
Режиссёр — Заслуженный артист РФ Адгур Кове Художник — Наталья...
Концерт хоровой музыки в рамках фестиваля «Полифония жизни»
19.12.2017
Фестиваль «Полифония жизни» посвящен 70-летию со дня рождения и 50-...

Городские жалобыПерейти в раздел