Есть ли жизнь в Дзержинске?

Автор: Даниил Максюков городской активист

Вот что я действительно никогда не смогу понять, так это агрессивный местечковый патриотизм. Я не понимаю, почему так сложно прислушаться к мнению человека, смотрящего на город незамыленным глазом. Лично я вот не обижаюсь, когда кто-то в диалоге начинает воспроизводить мифы о моем родном Автозаводе, что, мол, тут одни убийцы и наркоманы. Ну и пусть. Каждый имеет право проверить слухи на собственном опыте. Дерзайте.

Из рассказов фотографов, снимающих малые города, я и раньше знал о том, что на местных форумах нередко разыгрываются нешуточные баталии из-за того, что, видите ли, автор показал город в черных тонах, когда вокруг якобы так много прекрасного (тут стоить порассуждать о том, что есть красота, а что уродство, но я не силен в философских выкладках, поэтому не стану отвлекаться). Чтобы не быть голословным, скажу, что жители Норильска хотели заставить выдающегося фотографа Сергея Максимишина съесть свои фотографии из-за чересчур мрачной серии о городе. Он всего лишь показал город так, как его видит типичный москвич, привыкший к совсем другим видам за окном, а на него так ополчились… Плохо, когда люди не знают или просто забывают о таком понятии, как «культурный шок». Когда человек попадает в новую для него среду, он воспринимает её очень чутко. Вообще любому нормальному человеку свойственно критическое мышление. Так уж исторически сложилось, что наша психика на негативные раздражители реагирует болезненно, а позитивные эмоции быстро стушевываются. Мы склонны чаще ворчать и драматизировать, чем умиляться и петь дифирамбы. Фотографы всегда будут направлять объективы на самые тёмные углы, а писатели будут подбирать самые едкие эпитеты. Это естественно, что эмоции гиперболизируются в критической ситуации. Но местным жителям наплевать на эмоции приезжих, они задыхаются от своих собственных переживаний, от того, что те несправедливо оскорбили их Родину.

До недавнего времени я воспринимал аналогичные истории просто как забавную байку, я не относился к этому серьезно. Со стороны угрозы расправы за «неправильное» мнение о городе не воспринимаются так остро. Но всё меняется, когда сталкиваешься с этим феноменом самолично. Моя картина мира разрушилась в пух и прах, когда я прочитал сотню гневных комментариев под постом с фотографиями, видео и текстом о мусоре, грязном воздухе и странных ландшафтах в Дзержинске. Эти материалы выложил мой друг Никита Ямушев в популярный паблик во Вконтакте под названием «Русская смерть», а одно из дзержинских сообществ процитировало данный пост. В одночасье личные сообщения и стена Никиты заполнились оскорблениями. Наблюдать за реакцией дзержинцев было и смешно, и больно. Я не думал, что в людях может быть так много слепой злобы. Я не знаю, почему горожане вместо того, чтобы обратить внимание на проблему, всерьез задуматься о ней и попытаться найти варианты ее решения, с пеной у рта готовы защищать от любых нападков свой город. Самое ужасная вещь —  это то, что в подобных спорах переход на личности происходит мгновенно. «Это что за упырь?», «Да вы его видели? Страшный какой! Ничего удивительного, что он это написал!», «Пускай в Гейропу валит, раз ему у нас не нравится» — вот стандартный суповой набор аргументов городских защитников.

История, о которой идет речь, приключилась в конце марта этого года. Как-то раз в одно серое субботнее утро мы с Никитой отправились на очередную вылазку в область в поисках особой атмосферы. Приятно выбраться куда-нибудь подальше, чтобы мозг наконец-то начал работать в полную мощность, проснулся от столкновения с новой моделью реальности. Мы с Никитой любим гулять и изучать жизнь городов. Собственно, обсуждение того, что творится в данный момент вокруг нас, и составляет основу нашей дружбы.

В тот раз мы поехали в Дзержинск или, как его обычно иронично называет молодежь — Дуст (исковерканная транслитерация английского слова dust – пыль) Сели мы на электричку, идущую в гороховецком направлении, и в течение следующих сорока минут с открытыми от удивления ртами созерцали вереницы вагонов, каскад высоченных труб, мертвые поля цвета и ржавчины и золы. Индустриальный антураж загипнотизировал нас. Люди тоже порадовали — мы ухмыльнулись, когда заметили за оградой железной дороги женщину, по-барски сидевшую в кресле и смотрящую на пламя костра, угли в котором помешивал мужчина с палкой. Еще мы видели девушку с коляской, по-видимому, богатую, потому что она была в олимпийском костюме Bosco. Почему ей приспичило гулять с малышом вдоль железнодорожного полотна и как вообще она туда попала – я так и не понял.

Врать не буду: я и раньше бывал в Дзержинске, но всего на паре улиц в центре города, на проспекте Циолковского и Ленина, там, где стоят красивые сталинские дома с арками и шпилем, а также дворец культуры и бассейн. Эти здания действительно очень красивы и величественны, однако это ещё ничего не значит. Во-первых, приходит разочарование, когда заходишь во дворы этих домов, ибо там грязь и разруха, и стены изрисованы бездарными граффити, а во-вторых, в по-настоящему хорошем городе красивая архитектура должна быть не только в центре. Словом, других районов Дзержинска я не видел, так что можно сказать, что в Дзержинске я не был.

Первое мое знакомство с колыбелью химической промышленности случилось осенью 2012-ого года. Тогда я ехал на маршрутке из Автозаводского района, и был потрясен тем, что увидел за окном. Казалось, что мимо меня проносятся декорации к фильму А.Тарковского «Сталкер». Были мысли и о сходстве с Чернобылем, настолько аутентичная атмосфера там присутствовала. Я не мог поверить, что все эти цитадели заводов, железные монстры-трубы, бетонные коробки домов и гениальные надписи вроде «Читай Библию и всё поймешь» реальны. Такого не может быть. Это антиутопия какая-то. Неудивительно, что здесь родилась такая эксцентричная и неоднозначная личность, как Эдуард Лимонов. Дзержинск – это город-патология, порождающий себе подобных.

Как я ни старался избавиться от стереотипов о Дзержинске, ничего, увы, у меня не вышло.

Первое, что ты видишь, когда спускаешься со ступенек дзержинского вокзала – это мусор. Под ногами шелестят пакеты, фантики, пленка от пачек сигарет. Хмурые мужики сплевывают на асфальт всю скопившуюся за день злобу. Если перейти через дорогу и свернуть в ближайший двор, то можно увидеть инсталляцию из повисшего на дереве пестрого вороха одежды. Это уже о многом говорит. Но если вдруг вас это не убедило, словом, если вам хочется зрелищ пожестче, то отправляйтесь на улицу Патоличева. Там вы сможете ужаснуться тому, как дети возятся с игрушками, заботливо принесенными на улицу местной одинокой бабушкой. Это настоящее кладбище игрушек. Зоопарк под открытым небом. Игрушки эти мокнут под дождем, впитывают грязь, их грызут собаки, а дети потом их обнимают и бегают с ними под мышкой. Кошмар. Словом, когда я потом вернулся обратно в Нижний, я не мог нарадоваться тому, как же у нас все-таки чисто. Я ощутил настоящий кайф: ни одной соринки. Серьезно. А раньше я вообще не обращал на это внимания.

Первое, что ты слышишь в Дзержинске – это шансон, льющийся из прозаического ларька «Табак». Кажется, что время здесь застыло – ларечный бизнес тут процветает до сих пор, а на стенах домов по-прежнему красуются таблички «Этот дом борется за звание образцового», и надписи на крышах обещают светлое будущее. «Нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме» – вот что там написано.

Единственное, что в Дзержинске радует – это тишина. Никто никуда не спешит, жизнь течет в медленном темпе. В Нижнем Новгороде я привык при входе в трамвай или троллейбус сразу протягивать кондукторше руку с мелочью. Здесь же меня попросили не гнать лошадей, спокойно сесть и ждать, когда ко мне сами подойдут. А в трамвае кондукторша вообще сказала мне «спасибо» за то, что я дал ей денег без сдачи. Впрочем, мне показалось, что она была слегка нетрезвой, но это уже другая история. Проезд стоит 14 рублей, кстати говоря. А еще приятно удивило то, что все остановки объявляются электронным диктором после характерного рингтона.

Поток транспорта невелик, поэтому можно развлечься, подслушивая разговоры прохожих.

– Ну ты береги там себя, не пей давай, – прощаются мужики, похлопывая друг друга по плечу.

Парни встречают с электрички своего товарища:

– Нет, ты прикинь, сидит в Макдаке и зачем-то кидает мне фотку с бургером!

– Ну покушал я… – расплываясь в улыбке, отвечает тот, которого ждали.

Девушки тем временем обсуждают вопросы похудения:

– Ну смотри, у всех организм устроен по-разному. Есть те, у кого скелет большой, и поэтому даже если они будут худеть, то всё равно будут казаться немного полными. Вот Муравьевой никогда не удастся стать такой же худой, как мы! Такова природа.

Тема похудения в Дзержинске весьма злободневна, ибо обжорой в этих краях стать нетрудно. Продуктовые магазины попадаются на каждом шагу. Честное слово, куда ни плюнь — везде можно основательно закупиться провизией. Что ни остановка, то обязательно либо Пятерочка, либо Магнит, а то и оба сразу, в соседних зданиях. Гигантские гипермаркеты вроде Карусели тоже имеются. Есть и свои собственные сетевые магазины — Малинка, Грог. В принципе нет ничего удивительного в такой концентрации магазинов на квадратный метр. Ну а что еще делать в Дзержинске, кроме как заедать стресс? И это не моя выдумка, так думают сами местные. Когда мы зашли в Макдак, расположенный в торговом центре на площади Дзержинска, оазисе посреди городского ада, то услышали такой диалог молодых людей:

— Блин, зачем мы вообще сюда пришли?

— А что ты еще можешь предложить?

Действительно, гулять особо-то и негде. В Дзержинске нет уютных улочек а-ля Арбат, набережная же представляет из себя уродливые бетонные плиты с видами на заводские трубы вдалеке, за рекой.

Молодые дзержинцы невероятно талантливы. Особенно в рисовании. Редко встретишь не изрисованную граффити стену или остановку. А еще они гиперобщительны. В трамвае один парень, например, спросил нас, что это мы тут фотографируем, а на улице один пухлый весельчак попросил накинуть ему с другом на баклажку пива — не хватало полтинника.

— Ну если что, то мы возле Дома книги будем. Заходите, будем ждать! — сказал он.

Что бы там ни говорили про розу ветров и закрытие вредных для экологии производств, всё равно в воздухе чувствуется примесь чего-то нехорошего. По крайней мере, в районе вокзала можно легко уловить нотки химического аромата, в особенности в вечернее время. Стоит ли говорить про запах гари… Тут это обычное дело — жечь костры из бытового мусора возле гаражей. Воняло и в трамвае, в котором мы ехали. Я с детства не слышал запаха паленой трамвайной резины. Такое ощущение, что ехали мы на списанной из Нижнего Новгорода колымаге. Дребезжала она жутко.

— У вас тут горелым пахнет! Невозможно ехать! — пожаловалась бабка, вслух озвучив мои мысли.

— Ну погорит и перестанет. Само пройдет. Сейчас быстрее поедем, и всё ветром сдует. — успокоила её кондукторша, совсем уже старая женщина в очках, с застывшей улыбкой на семидесятилетнем лице.

Самая распространенная в Дзержинске одежда – это спортивки. Дзержинцы – адепты секты трех белых полосок. На каждом втором представителе мужского пола темные куртки и штаны, стилизованные под Адидас. Другой неотъемлемый символ представителей этого течения – банка или бутылка пива. Пьют здесь много и свободно: и во дворах, и в общественных местах, никого не стесняясь. Пьют, опять же, не спеша, медитативно глядя в небо или на пустоту, образовавшуюся среди однообразных панелек.

С нравственностью в городе, по-видимому, дела обстоят не очень. Иначе бы не было развешено столько плакатов с примитивной социальной рекламой вроде «Береги честь смолоду» или «Я хочу жить».

Дзержинск – это город-пустыня. Улицы широченные и длинные, особо не нагуляешься, быстро устанешь. Местами попадаются жуткие песчаные пустыри, по которым вот-вот прокатится перекати-поле. Песка здесь целое море. Думается, что идеальная обувь для прогулок – это берцы. А иначе вы рискуете привести домой целую песочницу.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией портала «Открытый Нижний»

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажми Ctrl+Enter

Обсуждения (5)
Аватар пользователя Бормотова Екатерина

Как сказал классик: "Я презираю мое Отечество, но мне досадно, если иностранец разделяет со мной это чувство". Вряд ли привожу дословно, но уверена, что смысл сохранен. Это чувство многим знакомо, пусть даже они не осознают его. И потом, даже если весь этот ад правда - трудно жить в городе, считая его адом. А изменить... Наверное, люди не всегда в силах. Люди воспитывают город, город воспитывает людей.

Аватар пользователя Бормотова Екатерина

Навеяло, кстати. Как-то моя преподавательница (выросшая в небольшом металлопромышленном городке на Урале) рассказывала об археологической экспедиции в ХМАО:
- Я увидела эти пустующие пятиэтажки и мне захотелось немедленно повеситься. Нет, мне не было жалко город или людей, просто...
- Из чувства эстетики?
- Точно! Какое счастье, что у местных жителей нет чувства эстетики - им бы пришлось всем умереть!

Аватар пользователя Сергей

А мне Дзержинск,и люди в нем живущие нравятся. Сам живу в Кирове. В Дзержинске бываю раза по три в месяц по роботе. Считаю почти родным. Он напоминает мне город моего детства,Новомосковск,Тульской обл. И ни чего плохого не скажу! А девушки в Дзержинске ОЧЕНЬ красивые!

Аватар пользователя Елена

автор, вы бы хоть потрудились факты приводить не искажая. Фиг там уж с ней, с вашей картиной реальности, имеете право видеть как хотите.
Дуст - это не пыль, друже. Дуст - это яд, который производили в промышленных масштабах на одном из заводов. отсюда "Вы все дустом здесь травленные!", дустовчане и проч.
разочаровали сразу, после такого косяка могли нести уже в принципе что угодно - про зомби на улицах, про трехголовых младенцев, про грязь и вонь. все, веры в принципе нет вашим словам)

Аватар пользователя принцесса

город правда убогий и страшный и люди пьют все правда валить отсюда надо

Добавить комментарий

Изображение
Максимальный размер файла: 2 МБ.
Разрешённые типы файлов: png gif jpg jpeg.
Изображение должно быть меньше 1200x1200 пикселей.
Другие новости автора: Даниил Максюков

Последние новостиПерейти в раздел

Ближайшие событияПерейти в раздел

Постановка "В городском саду играет…" на сцене театра оперы и балета
16.12.2017
Режиссёр – постановщик — главный режиссёр театра, Лауреат премии Н.И...
Драма "Кто боится Вирджинии Вульф"
16.12.2017
Режиссёр — главный режиссёр ТЮЗа Виктор Шрайман Художник —...

Городские жалобыПерейти в раздел