Феномен радужной лихорадки

Автор: Бормотова Екатерина Городской журналист

В минувшие выходные у меня отключили интернет, так что на некоторое время я выпала из мира социальных сетей, а когда вернулась – обнаружила, что лента разделилась на уведомления о том, что друзья окрасили свои аватары в цвета радуги и гневные возгласы о пропаганде ЛГБТ. Для тех, кто тоже в танке, объясняю: флешмобом из радужных аватаров мировое сообщество отреагировало на постановление Верховного суда США легализовать регистрацию однополых браков на всей территории страны.

Началось все с администрации президента США – по случаю радостного события здание администрации подсветили цветами радуги и поменяли аватар в Twitter. Идею подхватили чиновники, блогеры, медийные личности и понеслось… Но беспрепятственно нестись по свету такой флешмоб не мог – противники однополых браков прознав, что значит радужность сия, принялись строчить посты осуждающие и недоумевающие: одни пришли к выводу, что это пропаганда, другие заподозрили всех участников флешмоба в гомосексуализме... Весело было, одним словом.

Сейчас страсти, кажется, слегка поулеглись, но у меня, окунувшейся в этот поток совсем недавно, остался вопрос: а что, собственно, это было? Об этом, а так же о том, как работают сетевые флешмобы, кто и зачем в них участвует, и какая польза от социальных сетей, мы поговорили с доктором социологических наук, МВА, профессором кафедры общего и стратегического менеджмента НИУ ВШЭ - Нижний Новгород, профессором кафедры общей социологии и социальной работы ННГУ Михаилом Вячеславовичем Плотниковым.

- Михаил Вячеславович, как вы думаете, можно ли сказать, что сегодня человек в социальных сетях ведет себя искренней, чем в реальной жизни? Если взять нынешний флешмоб в поддержку ЛГБТ – на него откликнулись многие люди, которые прежде никак не проявляли активность в этом вопросе. Может быть, люди не столько не интересовались этой темой, сколько стеснялись выразить свое мнение в личном разговоре?

- Не думаю, что в данной ситуации речь идет о некой особенной искренности. Искренность, доверительность обычно предполагает обратную связь, а социальные сети – это, скорее, обезличенная коммуникация.
Условно, пользователей социальных сетей можно разделить на два типа: одни создают желательный образ человека, каким они хотели бы быть в реальной жизни, а другие копируют массовое поведение. Если говорить о каких бы то ни было флешмобах, то именно люди, относящиеся ко второму типу, чаще принимают в них участие. То есть, речь не идет о реальном выражении некой осознанной позиции, скорее, человек просто примыкает к общности, когда количество людей в этой общности достигает определенной критической массы. Если взять конкретную ситуацию, то тут имеет значение и красочный визуальный ряд – радуга, которая не может не привлечь внимание.
Я не говорю, что все, кто принимает участие в подобных акциях, не имеют своей точки зрения на тот или иной вопрос, но в любой "сетевом единстве" вы найдете людей, которые не смогут полноценно аргументировать причины своего участия. И их будет большинство.

- Тем не менее, далеко не все приняли участие в этом флешмобе, напротив, многие встретили его негативными отзывами. Можно ли говорить о том, что люди не поддержавшие акцию, менее конформны?

- Нет, в данном случае обратная реакция – это такой же пример массового поведения. Опять же, разумеется, в большинстве случаев.

- Вы говорите, что большая часть участников акций, проводимых в соцсетях, не готовы аргументированно отстаивать свою точку зрения, но при этом, как мне кажется, именно здесь и разгораются самые жаркие споры. Люди высказываются, доказывают свое мнение…

- Важно понимать, что большая часть этих высказываний, комментариев, публикаций связана не столько с отстаиванием конкретной позиции, сколько с реализацией фундаментальной человеческой потребности высказаться и быть услышанным.
Взять, например, скульптуру «Прорыв», которую нижегородцы столь активно обсуждали в соцсетях. Да, в дискуссии принимали участие эксперты, имеющие непосредственное отношение к урбанистике, но большая часть высказавшихся – это люди, которым на самом деле дела нет до этой скульптуры, она находится за пределами их интересов, сферы деятельности и даже ежедневных маршрутов. И тем не менее, люди считали нужным сказать хоть что-то, пусть даже это будет «Лучше бы дороги построили». Так что в данном случае речь не столько о гражданской позиции, сколько о желании принять участие в диалоге, быть причастным.
Если же говорить именно об акциях, то можно вспомнить историю с белыми ленточками, которые крепили на аватары даже люди, которые толком не понимали, что происходит. В те времена даже анекдот появился, отлично иллюстрирующий ситуацию: «Один блогер жалуется другому: так сегодня устал – весь день боролся с режимом: поставил три лайка, сделал два репоста».
Безусловно, есть люди для которых это важно, которые таким образом выражают свое мнение, но их меньшинство и обычно они делают во имя своих убеждений что-то еще. Если же говорить о таком вот всплеске интереса, то мы имеем дело с формами массового поведения и не нужно путать их с активной гражданской позицией. Как я уже говорил, это реализация потребности быть услышанным.
Замечательно иллюстрирует эту потребность и ее реализацию «Уголок ораторов» в Гайд-парке, появившийся в ответ на массовые беспорядки и требования реформ. В этом месте каждый может спокойно публично высказаться практически на любую тему, выразить свое недовольство, негодование по любому вопросу перед публикой, не боясь преследования. И, надо сказать, это пошло на пользу – протест «на регулярной основе» оказался хорошей профилактикой массовых беспорядков.

- То есть социальные сети сегодня выполняют функцию «Уголка ораторов»? Если запретить людям выражать протест в соцсетях – они выйдут на улицы?

- Не думаю, что можно считать равноценными протест виртуальный и реальный. Если коснуться тем, вызывающих бурное обсуждение, посмотреть посты и комментарии к ним – вы увидите, что более половины из них бессодержательны, неадекватны и выражают не столько позицию автора, сколько эмоции, которые он испытывает в момент написания текста. Это сиюминутный порыв.
Акция протеста в реальном мире требует больше активных действий, организации, ответственности. Собрать сто человек в одном месте не так-то просто, и даже если вам удастся это сделать - это будут не те люди, которые выражают свое недовольство в интернете. В социальных сетях ты можешь говорить и делать что угодно, и тебе за это ничего не будет, у реальной же акции протеста могут быть и реальные негативные последствия, к которым готовы не многие.

- Практика показывает, что это не совсем так – есть ведь прецеденты судебных разбирательств из-за высказываний в социальных сетях, есть люди, которые понесли за это наказание…

- Да, но это единичные случаи, теряющиеся на общем фоне и не создающие ощущения серьезной ответственности. Если запретить людям высказываться в социальных сетях – они не пойдут на митинги, скорее найдут другие ни к чему не обязывающие способы самовыражения и снятия напряжения.

Мнение автора может не совпадать с позицией портала «Открытый Нижний»

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажми Ctrl+Enter

Обсуждения (0)

Добавить комментарий

Изображение
Максимальный размер файла: 2 МБ.
Разрешённые типы файлов: png gif jpg jpeg.
Изображение должно быть меньше 1200x1200 пикселей.
Другие новости автора: Бормотова Екатерина

Последние новостиПерейти в раздел

Ближайшие событияПерейти в раздел

Обсуждение учения Гегеля о человеке
17.12.2017
Вопрос "Что такое человек?" всегда будоражил умы людей. Кто ты? Зачем...
На сцене театра драмы "Незнайка учится"
17.12.2017
Режиссер-постановщик – заслуженный деятель искусств Республики...

Городские жалобыПерейти в раздел