Насамань себе сам

Автор: Бормотова Екатерина Городской журналист

Каждый раз, когда на большой город, где я живу, начинает наступать первая весна с ее пылью, бросающимися в глаза грязными витринами и окнами, оттаявшим мусором, я с нежностью вспоминаю весну в деревне. Впрочем, я и летом вспоминаю деревню, где до чистого водоема двадцать минут на велосипеде, а не два часа на автобусе. И зимой, когда трачу целый день, чтобы полтора часа покататься на лыжах.

На самом деле я не одинока, нас таких много: жителей города, мечтающих о домике в деревне, но не спешащих реализовать свою мечту. Будем честны, далеко не каждый из нас готов отказаться от благ цивилизации ради свежего воздуха – далеко не все горожане способны оценить прелесть полукилометровой прогулки за водой по утреннему морозцу. Да и работы в деревне для городского жителя не сыщется – если копирайтер еще может работать удаленно, то чем, например, заниматься в деревне какому-нибудь менеджеру? Тем не менее, находятся смельчаки-дауншифтеры, которые уезжают не к теплому морю, а в самую обыкновенную деревню…

С Женей Терешкиным я познакомилась прошлой осенью, приехала к нему в гости по первому снегу. Мне, человеку, когда-то сбежавшему из родного дома в городскую квартиру, было интересно посмотреть как живет этот парень – инженер, коренной москвич,  в доме из соломы. Ну ладно, не из соломы, а из самана – смеси соломы и глины. То есть, сам по себе метод, конечно, давно известный, но чтобы в наших широтах…

Женя встретил нас на входе в свое «поместье» в пяти километрах от поселка Смольки, мы прошли сквозь саманную арку на входе, а потом в… баню. Нет, не мыться он нас звал – показывать сие строение.

- В Нижегородскую область я переехал 7 лет назад: арендовал землю, взял палатку и теплые вещи, и отправился обживать новое место, - вспоминает Терешкин. – Разумеется, все время в палатке жить не будешь, и я стал задумываться над строительством дома: недорогого и экологичного. Тогда-то и узнал о самане. Первым опытом стал небольшой домик с верандой – он обошелся мне в 15 тысяч рублей. Банька - в два раза дешевле, только и потратился-то на стекло для окна, да на бак под горячую воду.

Женя поднимает брезентовую штору, которая служит бане дверьми, я захожу и замираю. Помещение больше похоже не на баню, а на безумный гибрид хоббитской норы, медвежьей берлоги и архитектуры Гауди. Все темное, извилистое, загадочное и… очень уютное. Смотрю на Женю вопросительно.

- А почему все такое…

- Как в норе у хоббита? – смеется он. Я сдержанно киваю, и он продолжает. – Первый дом я построил обычный, как и все, с дверью и крышей. Но пожив в нем немного, понял, что это не естественно – в природе нет ни запоров, ни углов в девяносто градусов. Поэтому я повесил штору вместо двери, а баньку сделал уже более близкую к естественным формам.

Вместо печи в бане открытый камин, пахнет костром и влагой – похоже вчера только топили. Саманные стены неровные, бугристые, с торчащими соломинками – хочется провести по ним рукой. На ощупь - теплые и уютные.

- А как удалось добиться такой формы?

- Я брал прутья, связывал их между собой, создавал таким образом конструкцию, а потом уже ее облеплял глиной с соломой, сначала вокруг прутьев, потом еще и еще, пока не получалась ровная стена. Тогда начинал продвигаться дальше.

В глубине участка, меж берез стоит недостроенная сложная арочная конструкция.

- Неудачный эксперимент, - отмахивается Женя. – Надо разобрать. И домик с верандой, тоже, наверное, разберу. Весной начну просторный дом строить, чтобы с семьей можно было жить.

Своей семья у Жени появилась совсем недавно, а до того в гости ездили родные и друзья из Москвы и Нижнего. Правда, это они сейчас благосклонно относятся к решению Терешкина переехать в деревню, а поначалу отговаривали: куда ж ты поедешь, разве для того ты высшее образование получал, чтобы в грядках копаться?

- Объяснил родным, что захотелось мне на земле пожить, в гармонии с природой, создавая своими руками красивое и комфортное пространство, - разводит руками Женя в ответ на вопрос о том, как же удалось не рассориться с близкими. - Вполне естественное желание для человека. С каждым годом родные понимают меня все больше и больше, приезжая в гости и видя, какую радость мне доставляет уход за садом, создание собственного жилья, украшение пространства. Сколько счастья было, когда мои молодые яблоньки дали первые плоды! А ведь у меня тут и орешник растет, и другие плодовые деревья. В планах еще и животных завести: курочек, козочку…

Женя сетует: не хватает на все времени. Кроме строительства и садоводства у него еще дел и увлечений невпроворот – изучает городецкую роспись, пишет книги о самане, песни сочиняет и поет, друзьям помогает, на заработки ездит в Москву и Нижний. Все это Женя рассказывает спокойно, не жалуясь, а с некоторым недоумением и досадой. Словно не понимает, почему времени может не хватать.

Терешкин вообще говорит с малопонятными мне интонациями: плавно, уверенно, спокойно, не раздражается, даже когда я задаю неудобные вопросы. И все время улыбается, едва заметно, уголками рта. И еще он никуда не спешит, знает: всему свое время. Зимой можно книжки писать, деньги зарабатывать, а летом надо в саду трудиться и саманить понемногу. Или помногу – как пойдет.

Почти половину зимы Женя провел в Москве – помогал друзьям, зарабатывал деньги. Ему много не надо – только на стройматериалы да кое-какие продукты, а в январе вернулся в свой саманный домик. Сейчас уже начал возводить большой дом, о котором он мне рассказывал осенью, но для самана пока рановато – погода еще не устоялась. Но на теплое время года планы грандиозные: и дом достроить, и клумбу в форме ладошек для праздника «Городской обмен цветами» насаманить, и еще в фестивале экостроительства принять участие. А следующей зимой можно опять садиться за книгу.

Начиная с прошлого ноября, каждый раз, когда я попадаю в пробку, получаю в лицо песко-соляной пылью, не могу разогнуть спину после многочасового дня за компьютером, ругаюсь с соседкой или просыпаюсь от грохота трамваев под окном, я обещаю себе, что уеду в деревню, построю там дом из самана, буду просыпаться по утрам в тишине, трогать теплую глиняную стену и улыбаться. Но потом я выглядываю в окно, а за окном улица, там гремят, подпрыгивая, трамваи, бегут недовольные люди, а в мезонине двухэтажного памятника архитектуры напротив уже кто-то проснулся, включил свет, и дом смотрит в утренние сумерки одиноким зеленым глазом. Никуда я отсюда не уеду. Не в этот раз.

Бормотова Екатерина
Фото из архива Жени Терешкина

Мнение автора может не совпадать с позицией портала «Открытый Нижний»

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажми Ctrl+Enter

Обсуждения (0)

Добавить комментарий

Изображение
Максимальный размер файла: 2 МБ.
Разрешённые типы файлов: png gif jpg jpeg.
Изображение должно быть меньше 1200x1200 пикселей.
Другие новости автора: Бормотова Екатерина

Последние новостиПерейти в раздел

Ближайшие событияПерейти в раздел

Обсуждение учения Гегеля о человеке
17.12.2017
Вопрос "Что такое человек?" всегда будоражил умы людей. Кто ты? Зачем...
На сцене театра драмы "Незнайка учится"
17.12.2017
Режиссер-постановщик – заслуженный деятель искусств Республики...

Городские жалобыПерейти в раздел