Вечная весна в одиночной камере или как я снялся в несуществующем триллере

Автор: Редакция Корреспондент

Когда я в последний раз бродил по местам, не отмеченным на туристических гидах по Нижнему Новгороду и характеризующимся как одичалые, то я чуть не умер от страха. Это правда. В жизни я не видел таких сумасшедших мест, как территория психиатрической больницы имени Кащенко в Ляхово. Это возле микрорайона Щербинки-1, всего пару сотен метров от улицы Ларина.

Путь туда весьма прост: высаживаешься на проспекте Гагарина на остановке АО Термаль, бредешь вдоль проезжей части до пешеходного моста, потому что иным образом дорогу перейти нельзя  — сплошной поток машин. Дальше идешь через обычные дворы серых панелек, проходишь мимо натыканных в каждом доме магазинов «Продукты», а потом сворачиваешь на дорожку, бегущую вдоль длинного бетонного забора с колючей проволокой и разрисованного глупыми граффити. Над головой гудят высоковольтные линии. Впереди виднеется желтый купол церкви и деревянные дома.[node:title]

Легкий ветерок приносит с собой глухой лай собак и запах печного дыма. Тротуаров нет, обочины завалены снегом, поэтому приходится опять идти по дороге, периодически оглядываясь, чтобы не попасть под машину. Впрочем, отпрыгивал в сугробы я нечасто, потому что машины тут ездят редко.

Прислушиваясь, принюхиваясь, приглядываясь, понимаешь, что здесь заканчивается город. Исчезает суета, начинается деревня, появляется умиротворенность. Закрадывается мысль о том, что было бы здорово поселиться в таком тихом месте и жить припеваючи. Однако ощущение гармонии рассеивается моментально, когда по правую руку вдруг видишь знак «Стоп», шлагбаум и будку, в окне которой суровый охранник сканирует тебя серьезным взглядом. За оградой — обширные пространства со странными деревянными и кирпичными постройками, окутанные дымкой. Не глядя в карты или на вывеску и так сразу становится понятно, что это и есть психбольница.[node:title]

Сердце дергается, чует что-то неладное. Чтобы там ни говорили скептики с научным складом ума, но я убежден, что у каждого места есть своя энергетика, они по-своему воздействуют на психику человека.

Я хотел попасть в недействующие корпуса больницы, я слышал, что такие есть, но я не знал, где именно они находятся. Кругом был один забор. Конечно, я мог перелезть через него, взобравшись на сугроб, но я боялся охраны.

Было решительно непонятно, что делать, и поэтому пошел я дальше, в надежде на то, что заброшенные корпуса окажутся где-нибудь с краю, под прикрытием деревьев, вдалеке от административных построек. Всё оказалось именно так, как я себе представлял. Ну или почти так.

К некоторым вещам я оказался морально не готов. Многие моменты откровенно повергли меня в шок. Начать следует с большого количества бродячих псов вокруг больницы. Впрочем, наружность они имели не страшную, не пугали. Милые такие собаки, с желтыми кружками-клипсами на ушах, а это значит, что они состоят на ветеринарном учете.
[node:title]

Во-вторых, меня поразили мамы и бабушки с колясками, школьники и другие люди, наклонявшиеся, чтобы протиснуться в овальную дыру в заборе. Это лазейка находится в конце улицы, возле автобусной остановки и невысоких панельных домов необычной квадратной формы. Есть еще одна, совсем на виду, но она заделана железом. А эта находится за углом, её не сразу заметишь. Идет человек, а потом раз — и исчезает. Загадка. Чтобы не делать большой крюк, не огибать психбольницу, местные жители идут напролом через эту дыру.

Больше всего меня повергли в ужас вздохи счастья какой-то женщины, вышедшей подышать свежим психбольничным воздухом. «Ах, как хорошо!», — сказала она. «Что за сумасшествие?» — подумал я. Люди спокойно расхаживают по территории психбольницы, да еще и с детьми, как в каком-нибудь парке. Я даже видел мужчину и женщину, державшихся за руки, расслабленно прогуливающихся вдоль зданий с железными решетками на окнах, за которыми существует безумие. Их совершенно не беспокоило, что здесь живут сумасшедшие. Они не вздрогнули, когда мимо них пронеслись санитары — громадные дядьки в посеревших халатах. Может быть, конечно, эта пара сама была немного не в себе, кто его знает. Мужчина активно жестикулировал свободной рукой и оживленно что-то рассказывал, как будто вел экскурсию. Женщина слушала его внимательно, засматриваясь на стаи птиц, круживших над деревьями, которые раскинули свои лапы-ветви по всему небосводу. У меня же, человека, непривыкшего к такой обстановке, закружилась голова от такого узора.

Вечная весна в одиночной камере или как я снялся в несуществующем триллере

Что касается птиц, то тут их не просто много, а очень много. Целая туча. Тьма. Океан галок. Их так много, что их крик становится чем-то похож на вой сирены при гражданской обороне. Тоже на мозг давит и тревогу нагоняет.

Собственно заброшенных корпусов нашел я только один — двухэтажное полуразрушенное здание из красного кирпича, с провалившимся полом на втором этаже. Таким образом, здание разбито на две части. Оно стоит в самом начале, при входе-дыре, недалеко от дорожки, по которой все ходят. Говорят, что в середине нулевых тут повесилась девочка и теперь по ночам летает её призрак. Этот факт прочно заседает в голове, от него никуда уже не деться, ты начинаешь прислушиваться к малейшим шорохам, движениям воздуха, с опаской заглядываешь за угол. Когда я пробирался по засыпанным снегом перекрытиям, рискуя напороться на гвоздь или же грохнуться вниз, я на секунду представил образ той девочки, но тут же встряхнул головой, чтобы избавиться от подобных мыслей, не думать о чертовщине.

Вечная весна в одиночной камере или как я снялся в несуществующем триллере

Комната, в которой произошло самоубийство, стало сакральным местом для готов и панков, когда-то там даже был алтарь. Теперь же кроме мусора и обвалившихся балок ничего нет. Ни деталей интерьера, ничего такого. Но всё равно страшно, как в бане с пауками. Представляю, как ужасно здесь ночью. Можно схватить по два инфаркта на брата, наверно.

Да даже и днем здесь запросто можно окочуриться от адского ужаса. Лично я чуть не поседел, когда обходил с задней стороны заброшенный корпус и вдруг услышал повизгивания, а потом дикий, хриплый, буквально сатанинский рев в одном из окон на первом этаже. Ему вторило эхо. Рациональный ум подсказывал, что это всего лишь собака, ну, может, она там кушает кого-то, подумаешь… Но рев был настолько сумасшедшим, что я готов был поверить в существование темных сил. И девочка эта опять предстала перед глазами… Ух, и затрясло меня! Ноги подкосило и почему-то захотелось смеяться от ситуации, в которую я попал. Я заливался смехом, подняв голову. Слава богу, что санитары меня не видели. Если бы они меня увидели, они бы точно скрутили бы и уволокли к себе в цитадель. Навсегда. Я понимал, что мой истеричный смех — это типичная защитная реакция человеческого организма, пытавшегося совладать с негативом, но в то же время меня ужасала степень нарастания моей неадекватности. К тому же я вспомнил собак, которых я видел на остановке. Они были такими хорошими, дружелюбными. А здесь голосил какой-то дикий зверь. «Значит, тут точно не собака. Что-то вроде волка.» — подумалось мне.[node:title]

Я остановился, пытаясь совладать с дрожью в ногах. Вроде всё стихло. Я сделал два шага, и дьявольский рев опять возобновился, загремел с новой силой, новыми нотами. Такое чувство, что неизвестное создание реагировало на мои передвижения. Я попятился назад, как рак. С одной стороны, мне было страшно, хотелось быстрее уйти из этого проклятого места, но в то же время хотелось выяснить, что же там такое происходит внутри, почему раздается рычание. Может быть, там собака отравилась ядом, который рассыпают догхантеры, и бьется она теперь, бедненькая, в агонии, в пыльном углу? Но потом я вспомнил, что уже пришла весна, а это значит, что собакам хочется любви. А когда дело касается любви, то собаки теряют голову и превращаются в ненормальных. На этой версии я и остановился.

Всё же мне не хватило духу пройти мимо тех зловещих окон, поэтому я решил обойти здание с другой стороны. На этот раз я подошел к двери. И опять я услышал жутко рычание. Оно всё нарастало и нарастало, перетекая из монотонного в разноголосое. Я почуял что-то нехорошее и быстро зашагал в сторону пешеходной дорожки. И правильно сделал. Мрачное здание выплюнуло стаю разъяренных собак. И тут я уже по-настоящему обезумел. Все мои детские кошмары вдруг зашевелились, поползли, побежали, закричали. Ужас застыл в моих глазах.

Хорошо, что я шел не один, иначе бы точно сошел с ума, или же меня бы истерзали в клочья. Как и у великого итальянца, мастера слова Данте Алигьери в главном его произведении Божественной комедии был личный проводник-помощник — поэт Вергилий, так и рядом со мной был спутник, выручавший меня неоднократно. Не поэт, правда, а обычный физик-ядерщик по имени Никита, который, впрочем, не уступал по мудрости и величию Вергилию, если судить по меркам наших дней суровых.

Когда я испугался этих собак, запаниковал и хотел бежать, Никита остановил меня, успокоил, и мы без резких движений, не оглядываясь, стали потихонечку передвигаться к центру больницы. Нам думалось, что там будет безопаснее. Боковым зрением я отслеживал собак, они медленно бежали за нами, но, кажется, им не было никакого до нас дела, они лаяли друг на друга, грызлись между собой. Но всё равно было ужасно страшно. Так совпало, что в этот момент по территории больницы шли только мы. Никто бы нам не помог.

Благополучно свернули мы с дорожки к главным зданиям лечебницы. Вот и КПП в ста метрах от нас… Получается, что можно было просто так пройти, а мы боялись…

Собаки куда-то исчезли, я стоял и смотрел по сторонам, пытаясь определить их возможное местоположение. Вдруг я обнаружил пропажу Никиты. Обернулся я и увидел перед собой пустую дорожку, над которой клубился дым. Первое, что пришло мне в голову — «Здесь жгут трупы. Может быть, это уже горит Никита».

Но вот он вынырнул из-за сугроба — отлучался, чтобы сфотографировать один из хозяйственных корпусов с удачного ракурса.

Кроме заброшенного здания, куда мы лазили, есть еще красивая часовня.

Вечная весна в одиночной камере или как я снялся в несуществующем триллере

Многие другие корпуса выглядят тоже весьма захолустно. Например, маленькие деревянные домики воскрешают в памяти образы из чеховской «Палаты №6». Вообще создавалось такое ощущение, что всё это — декорации к фильму ужасов, настолько много странных совпадений бросалось в глаза. Взять хотя бы дверь с надписью «Биологическая лаборатория» со значком Biohazard и подписью: «Посторонним вход воспрещен». Зачем она здесь — этого мы никак не могли понять, равно, как и наличие детской площадки. Детский сад на территории психушки? Это что-то новенькое.. Настоящее безумие!

В самом деле, это место — классика жанра хоррор-муви, полный суповой набор: тут и повесившаяся девочка, и дикие собаки, и аномальное количество птиц, да еще странная лаборатория, в которой, скорее всего, над больными ставят опыты.

Словом, поняли мы, что пара выбираться отсюда. Назад мы пошли тем же путем, откуда пришли, чтобы выйти к автобусной остановке. И тут опять взялись откуда-то возбужденные собаки.

Бьюсь об заклад, что даже Данте не так боялся, пробираясь через ад и чистилище, как это делал я, когда испуганный, устремился к часовне, утопая по колено в снегу, спасаясь бегством от вновь подступившего гиперболизированного ужаса. Никита посоветовал взять в руки осколок кирпича и спрятаться за стеной. Собаки были ровно напротив часовни. Я сжал в руке камень и уставился в серый круг над головой — небо, обрамленное сводом часовни.

Если вы думаете, что на собаках наши злоключения закончились, то вы ошибаетесь. Нам снова стало жутковато и смешно, когда на обратном пути домой наш автобус вдруг остановился где-то в глубине частного сектора, мотор заглох, а свет потух. Автобус встал десятиминутную стоянку. Из кабины водителя лилась веселая русская попсовая музыка, мы сидели, не двигаясь. Было слышно, как водитель постукивает пальцами в такт мелодии. Иногда постукивания были столь громкими, что казалось, будто он вытанцовывает там чечетку. Позади нас перешептывалось двое пенсионеров. Кроме них в салоне больше никого не было. Я смотрел на капли на окне и думал о том, что как же хорошо, что со мной приключилась такая жуткая история.

 

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажми Ctrl+Enter

Обсуждения (0)

Добавить комментарий

Изображение
Максимальный размер файла: 2 МБ.
Разрешённые типы файлов: png gif jpg jpeg.
Изображение должно быть меньше 1200x1200 пикселей.
Другие новости автора: Редакция

Последние новостиПерейти в раздел

Ближайшие событияПерейти в раздел

Обсуждение учения Гегеля о человеке
17.12.2017
Вопрос "Что такое человек?" всегда будоражил умы людей. Кто ты? Зачем...
На сцене театра драмы "Незнайка учится"
17.12.2017
Режиссер-постановщик – заслуженный деятель искусств Республики...

Городские жалобыПерейти в раздел