Затерянный среди многоэтажек

Автор: Даниил Максюков городской активист

Если идти в сторону улицы Горького со стороны улицы Ашхабадской мимо парка Кулибина и свернуть налево, в частный сектор, над которым возвышаются громады новостроек, и от вида которых становится печально, потому что осознаешь, что они скоро неминуемо пожрут старый город, а там дойти до хилого серого домика с экзистенциальной надписью «Как дальше жить?» и возле него опять повернуть налево, то попадешь в чистый, приятный дворик купеческого дома, построенного из добротного красного кирпича в 1876 году. Этого дома почему-то нет на карте.

Здесь, на первом этаже, за первой дверью при входе во двор живет добрый, словоохотливый дедушка Василий, которому не в тягость рассказать про свое житье-бытье. Удивительно даже, как человек, всю жизнь проведший за рулем трактора, может с таким сентиментализмом рассказывать про свой, казалось бы, грубый быт, уделять внимание мельчайшим деталям. Он не стесняется ни камеры, ни диктофона, и в его словах чувствуется некая особая, житейская поэзия. Я бывал у него в гостях дважды. Один раз зимой, он тогда рассказывал про историю этого дома, про антикварные находки вроде дореволюционной машинки, кузнечной наковальни и звонка с курантами от сундука; про всевозможные снежные постройки, которые он соорудил для местных ребятишек (горка, лабиринт, снеговики). Второй раз я приходил к нему в середине июня, он многое поведал про свою молодость, поделился курьезными случаями из трудовых трактористских будней, показал игрушечную модель трактора, который его в люди вывел, пожаловался, что эта игрушка сделана в республике Бангладеш и возмутился тому, что у нас в России больше ничего сами не могут сделать. И если раньше мне нечем было по существу возразить на аргумент моего друга, считающего, что старые дома нужно сносить, потому что там обычно обитают маргиналы, это рассадник разрухи и пыли, то теперь я могу ему сказать, что есть там и славные люди, и, потеряв эти дома, мы потеряем определённый культурный слой – память о людях и вещах. Когда все будут жить в бетонных муравейниках, то не с кем будет поговорить, потому что частные дома – это качественно иное социальное пространство, тут можно постучаться в окошко, к тебе обязательно выйдут и с тобой поговорят. А в многоэтажном доме к незнакомцам относятся с опаской, и никто не станет заводить задушевные разговоры на лестничной площадке. Но хватит рассуждений об отчуждении в современном городе, пора возвращаться к деду, ибо он гораздо интереснее любого философствования.

«Как у меня обстоят дела? Да ничего вроде, живу потихоньку, мастерю разные вещи. Я, что хочешь, смастерить могу. Я и свариваю, и трубы умею делать сам, поэтому у меня дома ничего не течет. Но я не хвастаюсь, просто меня жизнь научила. Вот, например, лавку сделал, чтобы жена вечерами здесь посидеть могла, птичек послушать. У нас тут хорошо ведь, почти как в деревне, островок тишины в центре города. Шум с дороги не просачивается через деревья и толстые стены. А на прошлой неделе я в садике внучке своей построил ветряную мельницу. Натуральную ветряную мельницу, на маху, я ее на веранду поставил. Но я пропеллер заблокировал, потому что если так оставить, то он бы вращался, ребятишки будут крутить и по башке себе врежут, а так ведь нельзя. Я её на телефон снял, но плохо видать, всё черное, ведь там солнце было попутное.

А ещё я недавно аккумулятор к видеокамере покупал. У меня же нет аккумулятора родного, пришлось кое-что под себя исправить. Там четыре элемента вставляется. Я их все вместе спаял, всё исправно работает. А камера у меня старая, с 90-ого года, кассеточная. Сейчас эти кассеты уже нигде не купишь. Сменой 8 еще когда-то снимал. Люблю иногда поснимать интересные сюжеты, а потом на видеомагнитофоне посмотреть. Это тут в видоискателе всё блеклое, серое, а на телевизоре цвета обалденные! У меня знакомый один есть, профессиональный фотограф, свадьбы снимает, он говорит мне: «Давай я тебе оцифрую». Но я говорю: «Не надо». Подключил к телевизору и так поглядел, зачем мне это... На парад вот ходил, так красиво было, что я решил заснять эти торжества. Когда бываю у себя на родине, в Бутурлинском районе, природную жизнь снимаю – как ветер березы  колышет, или как коты дерутся, кричат, как младенцы. 

В моем архиве такое забавное видео есть, надо бы на конкурс какой отправить! Однажды я посадил декоративный подсолнух. На нем 26 цветков висело. Стебель толстый был, богатырский. Дятел-мать летала-летала, семечки выклевывала. Потом проходит какое-то время, прилетает и ее птенец. Она его посадила, он уцепился на ветке. Она стала выклевывать семечки и давать ему. А он клюет и крылышками отчаянно машет, чтобы не упасть, равновесие держит. Ой… Вообще!

В прошлом году ездил 2 августа, на Ильин день, в деревню, брата записывал, он у меня на гармошке здорово играет, эх... Люблю я гармонь, но сам не играю на ней, нет музыкального слуха. Но зато я почти все передачи «Играй-гармонь» с телевизора на кассету записываю.

А дядя мой на балалайке в свое время играл. Девчонки до 2-х часов ночи гуляли по деревне, и он им играл. Все пальцы в кровь разбивал. Балалайка была доступна не всем в те времена. Она раньше стоила 3.50. А нормальную гитару  можно было купить за 5-6 рублей, при том, что мать моя 12 рублей пенсии получала.

Дядя на «дороге жизни» на Ладоге лейтенантом был. Проводил молодым  шоферам инструктаж: «Застегивайте полушубки, ногу на подножку ставьте и в случае чего прыгайте». А учились шоферы всего неделю. Научатся рулить, и в колонне уже едут спасать умирающих в Ленинграде людей. Ребята молодые, засмотрятся на девушек-регулировщиц, красавиц с флажками и обо всем забывают. Немцы бомбу сбросят, а неопытный шофер полой зацепится за дверку и прям с машиной тонет. Полно ребятишек тонуло из-за халатности своей.

Этой весной меня показывали по телевизору. Я 5-ого апреля цветы купил жене на день рождения. Иду мимо Оперного, а мне мужчина говорит: «Посмотрите в сторону театра». А там кто-то ночью залез по пожарной лестнице и раскрасил стену из баллончика. Я цветы держу и говорю: «Ничего себе! За это надо убивать!». Прихожу домой, а меня по телевизору показывают. Мне потом родственники звонили: «Ну ты сказанул!». А я всегда только правду говорю.

У меня подзорная труба есть. Эх, и хорошо в неё на самолеты глядеть! Когда погода хорошая, дымки нет, всё видно, как на ладони. Белый хвост вырывается, огни мигают, аж страшно! В начале 50-х годов, помню, лежали мы несмышлеными пацанами на деревенской лужайке. Небо чистое-чистое. И вот ребятишки кричат: «Глядите! Ястребки летают!». А это пробные полеты МИГ-21 были, они фигуры разные в воздухе делали. Наша деревня в  10 км от города находится, им это расстояние преодолеть – пустяковое дело. Реактивная авиация еще, видать, только начинала развиваться. Краска свежая такая, серебристая. И красные звезды на крыльях. Эх, думаю, это всё наше, советское...

Раньше по районам почту на самолетах развозили. На АН-2, их в народе Аннушкой называли. Как раз на таком отца в больницу им. Семашко везли. Дядя заносил отца в самолет на носилках, мороз по коже. Ему говорят: «Полетите сопровождать».  Летчик глядит-глядит на отца и говорит: «Знаете, а мне его личность знакома. Дай Бог памяти, пока летим до Горького, я вспомню.» И только взлетели, он говорит: «Так, я вспомнил этого мужчину. У вас в деревне нет галош, а этот мужик мастеровитый, сам их клеил, из машинных камер. Он брал каучук и разводил авиационным бензином, который мы ему в бутылку сливали.»

Я учился мало. 7 классов всего. Это удивительно, на первый взгляд. Но я много работал. Вкалывал. У моей матери было четверо детей, отец умер рано, в возрасте 32-х лет, от менингита, поэтому я помогал ей день и ночь. Помню тот день, когда мать прибежала домой, упала на пол: «Отец умер». В тот день я стал взрослым, мне было 6 лет.

Мой отец был ружейным мастером, работал над противотанковыми ружьями, а я всю жизнь проработал трактористом, 55 лет. Первые годы, начиная с 63-ого, я трудился в колхозе, поля распахивал и засевал кукурузой, пшеницей, всем. Интересный случай у меня был. Как-то раз весной я перепахивал поле с люцерной. Смотрю – зайчиха – прыг-прыг, уже серая, а не белая. А зайчонок упрыгать не успел, чуть под колеса не угодил. Ну я и поймал его, принес домой. Маленький зайчонок, только народился. Я в инструментальный ящик его положил, он у меня там пол-лета прожил. Молоком я его поил, сразу, из-под коровы ему парное приносил, в блюдце каждый день наливал. Клевер, траву разную с поля таскал.  Приятно было приходить после трудного дня и любоваться им. Приходишь, уставший – а он бойко прыгает в сенях нашей небольшой деревенской избы – прыг-прыг. Думал, сколько проживёт он у меня – не знаю. Получилось так, что недолго. Погиб из-за несчастного случая. Я работал в кирзовых сапогах. Как-то раз я собирался в ночную смену, наворачивал на ногу портянку. А зайчонок, оказывается, залез в сапог.  Беру сапог, и с силой запихиваю туда ногу, чтобы она с портянкой пролезла. И придавил его. Придавил, и всё. Насмерть.

А потом, после полей, я шоссейные дороги строил. С 80-ый по 92-ой год в коммунальной службе работал, улицы чистил. Вспоминаю зимние ночные смены. Выезжаешь дорогу чистить, пурга, всё замело, ничего не видать. И ты будешь стоять до тех пор, пока пурга не кончится. Ночь простоишь так, солярки полный бак. Стоишь до утра, рассветает уже, а ты только ещё начинаешь движение. А однажды в аварию попал. Чистил снег у домика Каширина. На Добролюбова трамвай-двойка летит, догоняет меня, в звездочку гусеницы в угол ударяет и разбивает вдребезги. Пока меня на экспертизу возили – пьяный я или трезвый – волоком утащили трактор на Маслякова.

В последние годы я работал  на заводе Шампанских вин. У меня там новый экскаватор было. Ой, такое чудо. А сейчас на пенсии красота… Интересно... Интересно жить…

Где было лучше? А  я даже не знаю. Вроде везде надо работать. Что в Советском союзе, что не в Советском. Везде работали.

Я уже 35 лет вино не пью и 3-ий год не курю. Многие не признают религию, а я вот при помощи иконы святого Луки бросил курить. Он мне помог. А я не мог, силы воли не хватало. Я столько табака за всю жизнь сожрал...

Я долго не женился, до 30-ти лет примерно. Давно были планы на семью, но как-то не складывалось, стеснялся я что-то девчонок. Как я познакомился с женой? Это случилось, когда я  перебрался из деревни в город. Тогда Хрущев развалил колхозы, упразднив трудодни, и все в город ринулись. Я жил рядом, она жила рядом, вот и познакомились. Она у меня хозяйка, не болтушка. Работала на фармфабрике на Мызе, лекарства делала. Заработала орден трудовой славы и инсульт. Сын у меня есть, работает начальником службы безопасности в Эльдорадо. Внучке сейчас 6 годиков, ходит на танцы, рисует хорошо.

Я живу в доме купца Антипина. Квартиры располагались раньше на втором этаже, а на первом были коптильни и холодильни. Во дворе держали лошадей, туши сюда привозили. Здесь колбасу делали.

Дом на извести сложен. А кирпич какой! Ух! Всё вручную раньше обжигали, а не на заводах, обтачивали сами, без всяких мудреных инструментов. Я, когда работал дорожным рабочим, дома на Звездинке ломал.  Там кирпич тоже крепкий. Его кидаешь об стенку, а он не крошится, звонкий, каленая глина. А сейчас кирпич плохого качества, он рассыпается.

Я когда печку ломал, нашел истлевшую пачку денег. А еще в сарае лежит замок от старинного сундука, в нем куранты бьют, там один молоточек, который приводит в действие звоночек – динь-динь. Крутишь рукоятку, а он динь-динь. Представляете, как это на сундуке должно звучат, там акустика хорошая. И смотрите: всё тоже ведь руками клепано, без сварки.

Фото Валерия Алтарева

Мнение автора может не совпадать с позицией портала «Открытый Нижний»

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажми Ctrl+Enter

Обсуждения (2)
Аватар пользователя Мария

Изумительный текст! Спасибо автору!

Аватар пользователя artkompasbuby

Учреждение галереи «Арт-Компас» в историческом центре Санкт-Петербурга на улице Жуковского 32, является итогом нашей многолетней активности на рынке антиквариата. Несмотря на сложный экономический этап, мы убеждены, что внимание к антиквариату не пропадет, так как помимо художественного удовольствия купля высокохудожественных объектов старины представляет из себя общепринятой основой для инвестиций.

Наименование галереи «Арт-Компас» возникло не случайно. Многие тенденции в сфере антиквариата мы сплотили в увлекательную коллекцию, на базе какой мы посодействуем вам найти безукоризненный курс в многогранном и увлекательном мире художественных произведений, с условием ваших пожеланий и вкуса.

Приглашая посетить нашу галерею, мы предлагаем вам, познакомится с обширной коллекцией русской и западноевропейской живописи, редкостными произведениями из фарфора, а так же с предметами советского и современного искусства. На все предметы нашей коллекции, которые имеют высокую художественную и материальную ценность мы даём музейные и экспертные заключения.

Всегда рады видеть вас в галерее «Арт-Компас» по адресу улица Жуковского 32.

Только у нас <a href=http://artkompas.ru/skupka>скупка антиквариата</a>

Добавить комментарий

Изображение
Максимальный размер файла: 2 МБ.
Разрешённые типы файлов: png gif jpg jpeg.
Изображение должно быть меньше 1200x1200 пикселей.
Другие новости автора: Даниил Максюков

Последние новостиПерейти в раздел

Ближайшие событияПерейти в раздел

Владимир Меньшов и Константин Крюков в фильме &quot;Новогодний переполох&quot;
с 14.12.2017 по 28.12.2017
Наверняка вы давно не играли в снежки… А в крокодила? Как ни странно...
Комедия &quot;Все пары делают это&quot;
с 14.12.2017 по 28.12.2017
«Я хочу завести детей, но у меня уже есть один ребенок — это мой ...

Городские жалобыПерейти в раздел